Сохранился ли потенциал социальных сетей в политике?

За прошедший год российский сегмент Интернета претерпел ряд законодательных, а также негласных ограничений, имевших своей целью взять под контроль в основном оппозиционно настроенные социальные сети. В сферу законодательных ограничений можно отнести последнюю редакцию закона о СМИ, а также «антипиратский закон», фактически серьезно ограничивший скорость и свободу обмена контентом между пользователями социальных сетей. К «неформальным» ограничениям можно отнести фактическое установление спецслужбами тотального контроля над всеми основными интернет-СМИ – включая традиционно оппозиционный Livejournal и самую развитую социальную сеть в России – Вконтакте.

«Закручивание гаек» стало закономерным и простым решением после провальных выборов в Госдуму в 2011 году. «Единая Россия» потерпела сокрушительное поражение в первую очередь не на самих выборах, а в социальных сетях. Учитывая тот факт, что основной электорат «партии власти» все-таки люди пожилые – порой создавалось впечатление, что сторонников «ЕР» в Интернете нет вообще, а те, что есть, – попросту неумело отрабатывают гонорар заказчика.

В ходе президентской кампании было сделано практически невозможное – активная кампания интернет-пиара в поддержку Путина в известной степени позволила власти одержать тактическую победу, обусловленную во многом активным использованием «образа врага», единственным защитником против которого является Владимир Путин. Граждан довольно навязчиво подводили к мысли – «если ты за независимую Россию – значит ты за Путина». И тем не менее, протесты на Болотной площади продемонстрировали потенциал социальных сетей, в качестве аккумулятора протестного потенциала Интернета – выводя его на улицы уже в офф-лайн формате.

Вместо того, чтобы продолжить работу по развитию собственного потенциала влияния на соцсети – власть предпочла пойти по более простому, на первый взгляд, пути – усилению жесткого контроля и всевозможных ограничений.

Оценке потенциала социальных сетей в качестве площадок для политического продвижения, с учетом произошедших изменений, посвящена данная статья.

«Король умер – да здравствует король!»

Необходимо признать, что запретительные меры привели к ощутимому снижению общего влияния Интернета на характер формирования политического мировоззрения масс населения. Однако умер ли политический пиар в Интернете как явление? Скорее, произошло перерождение сетевого политпиара в новом качестве, с учетом изменившихся правил игры. Любая площадка сохраняет свою значимость ровно до того момента – пока на ней концентрируется аудитория, имеющая право голоса. При этом создалась парадоксальная ситуация информационного вакуума – возможности несистемной оппозиции к осуществлению пропаганды в сети Интернет в значительной мере подорваны, однако, власть, в то же время не предпринимает сколько-нибудь активных действий, направленных на заполнение информационного вакуума идеологическим влиянием нужной направленности.

Произошло даже определенное сворачивание представительств власти в социальных сетях – люди, обеспечивавшие доминирование на президентских выборах, в настоящий момент времени работают в фоновом режиме, ряд интернет-проектов власти вообще оказался заморожен.

Социальная сеть Вконтакте

В социальной сети Вконтакте более 2300 сообществ содержащих название «Единая Россия» – в их числе несколько относительно серьезных партийных групп, множество мелких региональных. Также надо отметить, что по количественному составу группы идеологических противников «Единой России» менее многочисленны, нежели официальные партийные ресурсы. Количественный лидер – группа «Единая Россия + Путин В.В. + Россияне = будущее» http://vk.com/club48372837, в сообществе состоит более 17.000 подписчиков. Стилистика ведения при фактическом отсутствии комментариев и перепостов, при большом количестве «лайков» позволяет предположить, что в развитии группы используется технология закупки «лайков» на соответствующих биржах. Официальная группа партии «Единая Россия» http://vk.com/edinrosru насчитывает 13000 подписчиков, группа функционирует в закрытом формате.
В самой крупной группе противников «партии власти» состоят более 11000 пользователей, наполнение группы контентом осуществляется регулярно, характер комментариев позволяет утверждать, что в группе идет живое общение пользователей, а не имитация такового.
В то же время, группа основного противника действующей власти Алексея Навального «Роспил» http://vk.com/rospil объединяет более 250.000. пользователей, в сообществе ведется активная публикация новостей.

Социальная сеть Facebook

На Facebook существует официальная группа «Единой России», объединяющая 4500 пользователей. Сообщество также как и группы Вконтакте носит закрытый характер – создается впечатление замкнутого элитарного сообщества, попасть в ряды которого не так-то просто. На самом деле, эта иллюзия возникла из-за отсутствия умения направлять вектор обсуждения и недостатка квалифицированных сотрудников, обеспечивающих круглосуточную модерацию ресурсов.
У «оппонента власти №1» Алексея Навального работа в Facebook построена принципиально по-иному: создано две группы, одна из которых представляет трансляцию блога в Livejournal, в то время как основное общение с аудиторией ресурса ведется в другом сообществе. Впрочем, на регулярное наполнение сообщества контентом у оппозиционера также не хватает ресурсов – информация обновляется лишь эпизодически. В обоих принадлежащих Навальному ресурсах, насчитывается более 10.000 пользователей.

Живой Журнал

В ЖЖ ситуация все более напоминает пат – официальный провластный блогер Кристина Потупчик продолжает свой крестовый поход против Навального со страниц своего ЖЖ http://krispotupchik.livejournal.com/. Новых серьезных ресурсов на платформе ЖЖ власть так и не создала, предпочитая использовать жесткую модерацию и покупку лояльности топовых блогеров в сложных информационных ситуациях. Единственно, кого следует отметить с точки усиления позиций в ЖЖ – это информационщиков, работающих на правительство Чеченской Республики. За сравнительно короткий период они смогли не просто наладить коммуникацию с блогерами первой величины, но и эффективно раскрутить собственных агентов влияния. Так что деятельность информационщиков, обслуживающих интересы руководства ЧР, можно оценить на отлично, чего нельзя сказать про пиарщиков от власти в целом.

Прогноз дальнейшего развития политического сектора в социальных сетях

Итак, говоря о «закручивании гаек» в Интернете – надо понимать, что у этого процесса есть свои логические границы. Власть может добиться большего ужесточения правил сетевого пространства – например, разрешить доступ в Интернет только по скану отпечатка пальца или некоего уникального идентификационного кода, но запретить Интернет как явление на данном этапе невозможно.
Таким образом, в настоящий момент мы становимся свидетелями процесса переформатирования информационного пространства Интернета и социальных сетей, переосмысления их роли в жизни общества.

К моменту следующих выборов в Государственную Думу, этот процесс будет практически завершен – правила игры изменятся, будет скорректирован набор актуальных инструментов влияния, но сама площадка не утратит свою значимость, даже наоборот – в условиях абсолютного контроля над традиционными СМИ, наполовину подконтрольный Интернет останется единственным доступным инструментом политического влияния на массы избирателей.

Логичым шагом станет переоценка и подготовка инструментария в предвыборный период – власть должна была сделать выводы из информационного поражения на выборах в Госдуму 2011 года, поэтому к следующей кампании ситуация информационного кризиса не должна повториться.

Если вам понравилась статья — поделитесь!
Запись опубликована в рубрике Новости и имеет тэги , .

Комментирование закрыто.